Травы скрывают серый закат,
Тучи скрывают красный.
Взгляд твой уходит за облака
Призрачно и напрасно:

Мы летели под облаками...
Мы над туманом летели.
И казалось, за нами в погоню – камень
Тех скал,
И тех гор метели,
И тьма - в погоню за нами,
Слепящая, злая тьма,
И море - всеми волнами...
Мы, верно, сходили с ума,
Или я - один за двоих...

Один. Даже ветер стих.

Мы летели под облаками...
А впрочем, ведь ты и не помнишь.
Когда позади скрылись лед и камень,
Я даже не звал на помощь,
Только "все будет, - шептал, - хорошо",
Но слова - как струи песка,
И не слишком ли поздно тебя нашел,
И не слишком ли долго - искал?

Летели... А после время пришло,
Словно весь мир - облака.
"Все хорошо" - но устало и зло:
Слишком уж ноша легка.
И красный закат позади,
Хищный, каленый закат...
Не обожгись, не уходи:
Ноша моя легка,
Слишком легка...

Но это так просто - позволить жить:
Ни перед кем, не в бою
Душу свою отдать, положить,
Выплатить за твою.
Но это так долго - верить да ждать
И быть - одному за двоих,
И все-таки выстрадать, оправдать
Пожатие пальцев твоих,
Пусть слабое, но живое...

Но это так больно - узнать, что нас снова двое.

А дни опять растеклись в века
(И каждый второй - зима),
Но травы укроют ненастный закат
На западном склоне холма,
И ветер проходит волной в траве,
И ветер в травах поет,
И я бы остался при них - весь век,
Но это право твое,
И покуда ручаюсь своей головой
И силой своей любви,
Вот Север твой - иной и живой,
Возьми его и живи.

(с) Кеменкири
27-28.07.2002




(c) Норлин Илонвэ